UCOZ Реклама
Масло лампадное купить. . Droice Labs. Искусственный Интеллект в Медицине

   На следующий день с рассветом мы все, потерпевшие аварию, встретились около разбитой машины. Стояли и с запоздалым страхом смотрели - что же осталось от нашего автомобиля? И еще острее стала мысль о том, что никто из нас серьезно не пострадал, и все мы живы. Рядом с нами был и Бурибай-ака. Место происшествия оказалось действительно, как и говорил нам водитель, ровным, никаких поворотов, отрезок асфальта был хорошо укатанным, широким полотном. Я попросил Бурибая-ака показать, где находится могила Тахира и Зухры. И старик повел нас назад, в сторону Шахрисабза. Пройдя небольшое расстояние, мы издали увидели огромный холм, а на нем - заросли кустарника высотой примерно с двухэтажный дом. Подойдя к зарослям, я остановился, присмотрелся. Здесь были непролазные колючки, ощетинившиеся кусты. Я попытался пройти и посмотреть, что же там, за этими колючими кустами, но сделать этого не смог. Колючки росли очень плотно, сцепившись друг с другом, шипы были огромные, и нигде не видно просвета. Я довольствовался тем, что обошел вокруг кургана, поросшего кустарником, посмотрел на него со всех сторон. Везде были заросли колючки, лишь где-то на вершине холма просматривался островок, а на нем мне почудился алый блик - роза на могиле Тахира и белые блики - цветы над могилой Зухры. А вокруг - колючая непроходимая стена. Все, как в жизни. Островок благородства и любви окружает суровая и жестокая жизнь.

   Когда я обогнул курган и снова вернулся на дорогу, меня поджидал Бурибай-ака. Он стоял, о чем-то по-стариковски вслух размышляя. Увидев меня, спросил: "Ну как, сынок, убедился, что здесь могила Тахира и Зухры?" Я не стал разубеждать старика, хотя прекрасно понимал, что это лишь легенда. Словно прочитав мои мысли, старик сказал: "Я вижу, ты не веришь мне. Ну тогда посмотри вон в ту сторону. Видишь, рядом с могилой Тахира и Зухры растет одинокий карагач?" Я посмотрел туда, куда указывал старик, и действительно увидел карагач. "Так вот, если это легенда, как ты говоришь, - укоризненно сказал старик, хотя я ничего ему и не говорил, - то вон там - действительность. Это дерево в годы войны посадил старейшина нашего кишлака Максум-бобо. А случилось это так. У одной из самых красивых и добрых женщин нашего кишлака погиб на фронте молодой муж, и звали его, как и легендарного влюбленного, Тахиром. У нас большинство мужчин носит это имя, потому что родители очень любят называть так своих сыновей. Так вот, Тахир погиб на войне, а прожил он со своей молодой женой не больше года. И Бибигуль, убитая горем после того, как получила "черное письмо" с вестью о смерти мужа, не находила себе места, не знала, как превозмочь тяжесть скорби. Днем и ночью она тосковала о своем любимом, погибшем где-то вдалеке, за несколько тысяч километров от родных мест. И кто-то из наших земляков, видя, как мучается и тает на глазах Бибигуль, посоветовал ей: "Сходи, доченька, к старейшине нашего кишлака Максуму-бобо, он тебе подскажет, как жить дальше". И молодая женщина пришла к Максуму-бобо, он по-отечески пожалел ее и сказал: "Доченька, я знаю о твоем горе. Мы все скорбим о наших героях. Беда у тебя двойная, от-того что ты не видела, как погиб твой муж, не знаешь, где он похоронен, где лежит его прах. Так вот, чтобы облегчить твою душу, давай пойдем с тобой к могиле Тахира и Зухры и посадим дерево около той святой могилы". И он взял молоденький побег карагача, кетмень, ведро с водой и пошел вместе с Бибигуль к этой могиле. И вот здесь, в сорок четвертом году, Максум-бобо посадил карагач, полил его водой и сказал: "Вот теперь, доченька, ты можешь каждый день приходить на это место и оплакивать своего мужа". С того самого дня Бибигуль встречала каждый восход солнца у этого карагача, оплакивая своего любимого Тахира. Все в кишлаке знали об этом. Этот карагач у нас называют карагачом Тахира, за ним любовно ухаживают, поливают его. А если вы придете сюда в День Победы, девятого мая, то увидите здесь множество цветов. Живые цветы растут на могиле Тахира и Зухры, цветы ложатся и под этот карагач, в память тех, кто ушел из нашего кишлака воевать и не вернулся. Вот вам истории - о могиле Тахира и Зухры, что жили пятьсот лет назад, и о Тахире, который жил в нашем кишлаке и отдал свою жизнь за отчий дом".

   Так и покинул я в тот день место, которое называют могилой Тахира и Зухры, в раздумьях.

   А рядом было место, где часто случались аварии, катастрофы, где автомобили вдруг ни с того ни с сего прекращали свой бег по асфальтовой дороге. И никто не знал, что за сила скрыта под слоем земли, покрытым колючим непроходимым кустарником.

   Кто бы ни был захоронен в этой могиле, это великий человек, бывший при жизни носителем мощнейшей космической энергии.

   Механизм взаимодействия его энергии с окружающим неизвестен, можно предположить, что в данной ситуации срабатывает эффект внезапности - допустим, водитель, приближаясь к этому месту, не подозревает о наличии энергетически насыщенного поля, но когда входит в зону влияния энергии, подвергается ее воздействию. Под влиянием этой энергии (а мы еще не знаем, как она влияет на организм, на психику), водитель может на какое-то мгновение потерять ориентацию, утратить способность управлять автомобилем и т. д.

   А может быть, здесь захоронен человек, носивший в себе так называемую "черную энергию". Ведь известно же, что есть носители "белой энергии" - энергии добра и есть носители "черной энергии" - энергии зла. Но это мои предположения. А факт остается фактом: возле мнимой могилы Тахира и Зухры ежегодно происходят автомобильные аварии с тяжелыми последствиями. Об этом в Кашкадарьинской области знают все от мала до велика. Мне кажется, это место надо тщательно изучить...

   Оценивая свое маленькое открытие, я сделал вывод, что не может природа быть слепа и глупа, создав такое чудо, как человек. Очевидно, что проводником "идей", "дел", "поступков" Субстанции является космическая энергия. И если она сосредоточивается в одном человеке, то он, как показала жизнь, становится носителем идей, способных коренным образом изменить общество, весь мир. Такие люди остаются в истории либо как просветители, либо как авторы выдающихся открытий, либо как основоположники целых отраслей науки, или же как пророки, которых помнит, знает и которым поклоняется человечество.

   Я попытался запечатлеть некоторых из великих носителей космической энергии в своих картинах: "Будда просветленный", "Иисус Христос" и "Мухаммед". Каждая из картин раскрывает личность изображенного на ней. Их лики и с полотна продолжают излучать духовную силу, называемую святостью. Мы будем называть эту силу святой, пока не установим, какая же это сила в действительности.

   На моей картине Будда сидит в спокойной позе, воспринимая природные силы, осеняемый густой кроной дерева. Она не только позволяет ему набираться мудрости, но и охраняет его от всех невзгод. По левую руку Будды - молодой побег деревца. Я хотел тем самым сказать, что тот, кто желает последовать примеру Будды и набраться мудрости, может сесть под это деревце. Но сначала нужно дать обет, то есть проявить определенное мужество.

   Иисус Христос изображен у меня как великий мученик, но в то же время он полон уверенности в своей правоте, уверенности в том, что он знает, во имя чего пожертвовал жизнью. В руке Иисус держит красный крест, как напоминание людям, за которых он отдал свою жизнь. Иисус Христос - не блаженный, он призывает к действиям, но к действиям, исполненным мудрости, к действиям, исполненным осмотрительности.

   Взгляд пророка Мухаммеда устремлен прямо на зрителя, он как бы спрашивает: "Ты готов последовать за моим учением?" В руке он держит раскрытый Коран, где арабской вязью выведена первая сура "Фатиха", та самая сура, которая положила начало священному писанию всех мусульман, пришедшему Мухаммеду от Аллаха. Видевшие эти картины отмечали, что изображенное каким-то образом влияет на зрителя почти физически, происходит общение между изображенным и смотрящими на изображение... Что ж, я тоже не раз замечал подобное. Это лишь подтверждает, что энергия может входить не только в живое существо, но и в изображение.

   А теперь я перехожу к одному из самых важных своих повествований.

   Этюд одиннадцатый. ПЕРВЫЙ ОТКАЗ

   Когда мы, разбирая чью-нибудь жизнь или осмысливая собственный путь, говорим: такова судьба, так велено судьбой, то произносим эти слова, не вкладывая в них буквального смысла. Мы не до конца осознаем, что судьба существует. Судьба так же загадочна, как и сама жизнь. И сколько один человек может привести доводов в подтверждение ее существования, столько же другой может привести примеров, подтверждающих, что судьбы как самостоятельной силы не существует. В существовании или отсутствии судьбы, как чего-то раз и навсегда определенного, и есть неуловимая тайна, тесно связанная с поиском непознанной энергии, с поиском смысла возникновения всего живого и неживого в природе.

   Тайна судьбы, если она действительно есть, мне кажется, связана с Банком памяти Вселенной.

   Как же определяют понятие "судьба" философы? Обратимся к "Философской энциклопедии": "Судьба - понятие-мифологема, выражающее идею детерминации как несвободы. От понятия "судьба" следует отличать два других понимания детерминации, оставляющие место свободе: научное, то есть казуальную детерминацию (причинность), и теологическое, то есть смысловую детерминацию (провидение, предопределение)... Судьба "слепа" и "темна" безотносительно к познающему субъекту, по самому своему бытию. Судьба не просто скрыта в некоей темноте, но сама есть темнота, не высветленная никаким смыслом, - и притом именно в качестве несвободы". В повседневной жизни мы не часто так сложно формулируем и определяем интересующие нас категории, для нас, на бытовом уровне, судьба - то, чем оборачиваются наши ежедневные поступки, сумма результатов наших действий.

   Я не ставил цели выяснить свое отношение к судьбе или же судьбы ко мне. Но мне приходилось неоднократно встречаться с учеными, писателями, религиозными деятелями, с простыми трудовыми людьми, и никто ни разу не смог начисто отвергнуть или же признать наличие судьбы, и в то же время мне показалось, что почти каждый подспудно допускал ее существование или, по крайней мере, как бы со стороны присматривался к ней.

   Скорее всего, судьба - это вехи, которые определяют путь человека. Если человек знает о своих возможностях, он сможет приложить наибольшие усилия именно в этом направлении, опираясь на силу непознанной энергии. Мне кажется, что судьба определяет направленность духовного, физического и морального развития. Вот, скажем, в меня, когда я был подростком, вселилась энергия, которая определила мой жизненный путь. Каждый поступок я совершал, исходя из ситуации. Но наличие во мне сконцентрированной энергии, определенных способностей к контакту с непознанным, а затем уже тот опыт, которым я стал обладать, конечно, определили мое развитие. То, что в меня вошло однажды, в большей степени и определило весь ход моей жизни.

   И вот еще такой факт. Как бы я ни оценивал свою жизнь, но трижды мне было указано на то, что основные вехи моей судьбы уже расставлены.

   Первый раз это было в 1952 году, в сентябре или октябре. Я работал поденно, ходил по корейским семьям, зарабатывая на кусок хлеба. В то время о другом думать не приходилось. Корейцы, переселенные еще до войны с Дальнего Востока, засевали большие площади рисом, беря для этого у колхозов землю в аренду. Народ они трудолюбивый, урожаи получали хорошие, часть оставляли себе. И вот осенью, на уборке урожая, требовалась дополнительная рабочая сила. Платили за работу очень хорошо. Поэтому многие, кто был свободен, выходили на заработки. И я осенью по договору косил рисовую солому, обмолачивал вручную зерно, а зимой шелушил рис. За день удавалось очищать примерно шестьдесят килограммов - один мешок. За это хозяин меня три раза в день кормил и выдавал натурой полтора или два килограмма риса, в зависимости от того, какие были цены на рабочую силу и на рис.

   В семью, где я в то время работал, откуда-то издалека, по-моему, из Казахстана, приехал кореец 50-55 лет, занимавшийся гаданием. Видимо, он был знаменитым человеком, потому что стоило ему приехать, как из окрестных кишлаков стали стягиваться большими группами корейцы с просьбами о гадании. До позднего вечера шли люди, и я невольно наблюдал за гаданием. Но особого интереса у меня не появилось, и однажды гадальщик, посмотрев на меня в упор, вдруг сказал:

   - Слушай, паренек, давай я тебе погадаю. Я не выразил особого желания, но он настаивал:

   - Ну, давай, давай. - И взяв мою левую руку, внимательно посмотрел на ладонь.

   - Ты очень интересный человек. Ты будешь со временем много знать. Затем начнешь писать книги. Будешь занимать очень важное место, но у тебя будут и трудности. Начнутся они в 28-30 лет. Затем дела пойдут неплохо. Но вот в 43-44 года у тебя опять будут большие трудности. Затем у тебя будут трудности в возрасте 63-65 лет. Ты проживешь бурную и долгую жизнь. - Он назвал мне тот возраст, до которого я доживу, и в конце еще раз сказал: - Ты будешь писать интересные книги.

   Я, честно говоря, к гаданию корейца отнесся недоверчиво. Особенно меня удивили слова о том, что я буду писать книги. Единственное, что я за собой замечал, так это большую тягу к чтению.

   Потом, уже, став взрослее, я вспомнил, что гадальщик внимательно смотрел мне в глаза. А в глазах у человека действительно многое есть. По глазам можно определить и настойчивость характера, и глубину мысли, и собранность. К тому же можно почувствовать, обладает ли человек космической энергией, и даже ее силу. Не зря говорят, что глаза - зеркало души и при умении можно увидеть направленность и характер человека. Можно предположить и предугадать, в каком направлении он может в будущем развиваться.

   Естественно, что я со временем забыл о том, что мне когда-то нагадали. Но иногда всплывало в памяти лицо гадальщика, и я вспоминал его предсказания. Особенно отчетливо я их вспомнил, когда приблизился к 28 годам. Я думал: "Мне уже исполнилось 28 лет, а в жизни все нормально. Я, можно сказать, даже преуспеваю". Действительно, я стал начальником уголовного розыска одного из районов Ташкента.

   Но все же кореец оказался прав. Именно в тридцать лет произошло сильное потрясение. В результате больших физических и нервных перегрузок (а в уголовном розыске, если работать честно, по-другому не бывает), после того как я перенес на ногах грипп, у меня началось воспаление мозговой оболочки. Болезнь буквально валила с ног и не позволяла работать: я слабел, временами терял сознание, не мог сосредоточиться. В общем, меня уложили в стационар. Вначале я пролежал полгода, затем еще восемь месяцев, но и после курса лечения не смог работать в уголовном розыске, так как организм был расшатан: появилась тахикардия - повышенное сердцебиение, страшные головные боли. И в таком состоянии я находился почти два года. Да и после этого я долго не мог восстановить прежней работоспособности. Приходилось соблюдать строгий режим. Естественно, я бросил курить, и ранее не злоупотребляя спиртным, теперь и вовсе от него отказался. Мне нельзя было читать, смотреть телевизор. По совету лечащего врача я стал заниматься физическими упражнениями, много ходить пешком, до 10-15 километров в день. В общем, намучился я прилично, пока постепенно не распрощался со своей болезнью.

   Умел ли кореец брать информацию у Субстанции или его гадание - плод знания человеческой натуры, только факт остается фактом: в тридцать лет я, по сути дела, изменил всю свою жизнь. Меня назначили ответственным секретарем "Информационного бюллетеня Министерства внутренних дел Узбекской ССР". А когда стало расти число преступлений, совершенных подростками, направили на работу с трудными ребятами.

   А между тем постепенно приближался следующий этап, который предсказывал мне гадальщик. Я имею в виду те события, которые описал уже в одной из глав: в 43 года я получил сильнейшую черепно-мозговую травму при падении с лошади.

   Кроме того, его предсказание, что я буду заниматься литературой, - тоже подтвердилось. Это была духовная потребность, мне хотелось сказать что-то свое. Вначале я опубликовал повесть, затем роман и с 1986 года полностью посвятил себя литературной работе

   Но с предсказаниями я столкнулся еще не однажды. Специально я их не искал, происходило все как-то само собой.

   Второй раз это случилось в 1978 году, когда я работал в Кашкадарьинском обкоме партии и выехал в командировку в горный Дехканабадский район, есть такой на стыке двух областей - Кашкадарьинской и Сурхандарьинской. С одной стороны он прилегает к Байсунскому району Сурхандарьинской области. Оба эти района расположены в отрогах Гиссарского хребта, который входит в горную систему Памира.

   Сделав в течение двух дней свои дела, я на обратном пути остановился на ночлег в маленькой гостинице - небольшом глинобитном домике, стоявшем в полутора-двух километрах от кишлака, на берегу речки.

   Обслуживала гостей пожилая женщина, она готовила пищу, убирала в комнатах. Я был не один, а с товарищем, Сабитхоном Курбановым. Женщина, накормив нас ужином, ушла домой, в кишлак. Вечер был теплый, тихий, какие обычно стоят осенью в Средней Азии. После ужина я, почитав газеты, вышел на улицу. Внизу журчала речка. По небу плыла луна. Все пространство над головой было усыпано звездами, в горах они особенно яркие. Я, закинув голову, рассматривал звездное небо. Мысли приходили самые разные: о мироздании, о бытии и еще о чем-то. Но вдруг почувствовал, именно не услышал, а почувствовал, что кто-то ко мне сзади подошел и обратился по-узбекски:

   - Сынок, разглядываешь небо?

   Я обернулся.

   Передо мной стоял еще не старый, лет пятидесяти пяти, мужчина. Высокого роста, стройный, одетый в домотканый, из верблюжьей шерсти темно-коричневого цвета национальный халат.

   Такие раньше в здешних местах носили суфи-отшельники. Довершающая убор незнакомца аккуратная белоснежная чалма, коротко стриженная, посеребренная проседью бородка - все говорило о том, что этот человек не был обычным служащим, не походил он и на чабана, хотя район был в основном животноводческий. Его тонкие длинные пальцы, смиренно сложенные на груди в восточном приветствии, явно не были знакомы с физической работой. Но больше всего в незнакомце меня поразил взгляд: завораживающе-проницательный и как бы просвечивающий насквозь. От этого взгляда я даже поежился, мне показалось, что я стою у рентгеновского аппарата.

   Незнакомец поздоровался. Я вежливо ответил. Мы немного помолчали, вернее, паузу выдерживал я. Но затем, собравшись с мыслями, ответил на вопрос незнакомца:

   - Да, аксакал, вы правы, я смотрю на небо. Здесь, в горах, оно совершенно иное, и мне хочется спросить у бездны: что есть люди и что есть мироздание, кто его творец?

   - То, что вы находите для своего ума такое занятие, - свидетельство неуспокоенности души, знак того, что она подключила вас к всемирной гармонии. Ведь человек должен понимать, что раз природа создала его, она не может быть несовершенной. Ваш поиск закономерен. Здесь, в горах, вы ближе к космосу, Памир - большая антенна, которая позволяет принимать вселенскую информацию.

   Произнеся эти слова, человек в чалме, словно благословляя меня, жестом, полным доброжелательности, прикоснулся к моему плечу.

   От места, где легла его рука, по всему моему телу пошла волна так хорошо знакомой мне энергии. Она своим зарядом наполнила тело, сознание, весь мой дух. Ум мой стал яснее, сердце забилось свободнее. После небольшой паузы незнакомец продолжал свою мысль:

   - Тайну мироздания человек должен искать прежде всего на Земле. Ибо здесь дух природы проявил себя во всей полноте, во всем многообразии. Вы один из тех, кто может проникнуть в таинство природы. Душа - это составная часть духа природы, а она дана каждому человеку. Все, что есть в природе, все есть на Земле, значит, тайну жизни следует искать здесь. Но этому нужно посвятить всего себя. И вы уже идете к этому. Но нужно быть цельным и жить ближе к Памиру, Гималаям, где дух космоса открыт для готовых воспринимать его. Через два года вам суждено здесь, в горах Памира, подняться на новую ступень познания духа природы. Затем придет время, и вы уединитесь для осмысления познанного, но и это будет не последней ступенью, при условии, что вы не будете глухи к стремлению своей души. Вы научитесь мыслить по-новому, и вам откроется космос. Через это прошли немногие, но они сказали людям свое слово. Иным не поверили, и это естественно для тех, кто не внемлет своей душе, насильственно отрывая ее от духа природы. Их поступки непредсказуемы.

  • Следующая - продолжение
  • К содержанию книги
  • В начало книги
  • На главную


    Сайт управляется системой uCoz